Міжнародний культурно-освітній проект

Культурно-освітній візит до Європи

 

ГАЛОПОМ ПО ЕВРОПАМ

Віршовані враження учасниці візиту



ГАЛОПОМ ПО ЕВРОПАМ

 

Віршовані враження учасниці візиту

 

ЛЬВОВ

 

Ещё казалось бы вчера

Здесь дули с запада ветра

И залетали ненароком

В аркаду готики, барокко.

 

Там, где стоят особняки,

Гоняет ветер сквозняки

По узким улочкам мощёным.

Под куполом позолоченным

 

Проникнув в середину зала,

Он очарованно, устало

Спускался,  преломив колени.

Загадочно скользили тени

 

По глади мраморных колонн,

Где легкокрылый купидон

Поддерживает плащ зелёный

Невинно-девственной мадонны.

 

На улицах Галичины

Приметы времени видны,

В любых, до мелочи нюансах,

От готики до ренессанса.

 

Над этой маленькой страной

Витает дух совсем иной,

Дух просвещённого народа,

В чьей крови восстаёт свобода.

 

Легенда древняя права-

Данило сам в обличьи льва,

Костёлов и церквей гранит,

Рукой от татя оградит. 

 

ОПОЛЕ     

 

В хостеле опольском так сладко было спать,

Отпрыгав украинские дороги,

Бельё крохмально, не скрипит кровать,

А главное, я протянула ноги!!!

 

В уютном Ополе встречает институт,

Снаружи неказистый, но известный.

Почти задаром здесь диплом  дают,

А нам по факту шара интересна.

 

В преамбуле заметить я должна:

Дебаты и доклады, между прочим,

Оставили немало многоточий,

Но здесь другие нравы и страна.

 

На польском, разучив десяток слов,

Выходим в круговерть кварталов узких,

Реальность понимая до основ,

Что пол-Европы говорит по-русски!

 

Порою де-жавю реальность рвёт,

Смешалось всё, поверить я готова,

Что улочки вот этот поворот

Не в Ополе, а где-то в центре Львова.

 

И статуи такие, как у нас,

Там, на Лычаковском, в смиреньи и покое,

И лошади, что тащут тарантас

И вкусно пахнет кофе и жаркое.

 

Но всё-таки с прискорбьем узнаю

Ментальность непонятную, чужую:

Здесь мимо урн чего-то не плюют

И туи не воруют в ночь глухую.

 

В такой перифирии я б жила,

Поскольку мы – славяне, мы – едины,

Коль эта б территория была

Хотябы краем нашей Украины!

 

ДРЕЗДЕН

 

Ну вот, наконец привели нас дороги

В готический Дрезден, надменный и строгий.

Остались красавцу с военной эпохи

Былого величия жалкие крохи.

 

Холодным дождём и порывистым ветром

Укутаны гладких дорог километры,

Кубами домов не на шутку зажатой,

Встаёт Фраукирхен бравурной кантатой.

 

А Ратуша чёрной громадой массивной

Довлеет над сетью домов депрессивных.

В остриженных парках приметой культуры

Под зонтиком мокнут живые скульптуры.

 

Но в Дрездене мрачном вдруг душу согреет

Затейливый комплекс его галереи.

И здесь, у капеллы Сикстинской Мадонны

Весь мир многоликий склонится в поклоне.

 

В массивных подрамниках,  пышных багетах

На стенах – гордыня застыла в портретах,

Библейские мифы и толпы согбенных,

Цари, попиравшие прах убиенных.

 

Пейзажи и месиво тел обнажённых,

Сатиров и воинов, насмерть сражённых.

И святость, и грех, что присуще природе

В картинах - застывших  мгновеньях находим.

 

Из Майсена фарфор господствует в залах,

Китай кружевной на сервизах, пиалах,

И смотрит с восторженной завистью люд

На роскошь сервизов, кофейниц и блюд.

 

А в рыцарском зале – мундиры и латы

С отделкой и ковкой тончайшей богатой,

Гроза и изящество в каждой детали

На шлемах, щитах и мечах для баталий.

 

Из жизни, на время, войдя в галерею,

Становишься чище, умнее, мудрее,

Вернувшись на улиц промозглую сырость,

Подумаешь: - Сказка недолго нам снилась!

 

ПАРИЖ

 

Европа старая! Ты ревностно хранишь

Очаг культуры, присягнувши флагу –

И шпили Вены, и златую Прагу,

И строгий Дрезден, и музей – Париж!

 

На Поле Марсовом, у Эйфелевой башни

Разноязыкий вертится народ,

Тусуется, глазеет и орёт,

Целуется и просо крутит шашни.

 

Что свойственно Парижу: там и тут

В садах над Сеной, средь домов пакетов,

Под синим небом розовым букетом

Деревья сакуры, роскошные, цветут.

 

Красавец Лувр! Под сводом  анфилад,

В холстах запечатленные мгновенья

И мастеров великие творенья,

Его подвалы с залами хранят.

 

Париж, как Рим, не превзойдён и вечен,

Вся Франция на щедрость не скупа:

Арабов и негроидов толпа

Снуёт везде, но нет французской речи.

 

Красоты здесь достойные пера!

В сутанах чёрных и накидке белой

Монашенки проносятся на вело

По авеню, напротив Опера.

 

Фасады – километры галерей,

Античная и лепка и скульптуры –

Великое наследие культуры,

Где просто отдыхает Колизей!

 

Над Сеной бесконечные мосты,

То пуританской  стиснутые квотой,

То от барокко блещут позолотой

С вершин непревзойдённой красоты!

 

Кафе на Елисейских: аромат,

Достойный сервис, в унисон престижу.

Но где французы? Что в итоге вижу?

Везде – арабы с неграми сидят!

 

Плеснул духами в душу Фрагонар:

Здесь на славянском говорят хотя бы,

Но покупатели – индусы и арабы

И особь странная из племени мадьяр.

 

Слова Высоцкого теперь мне стали ближе,

Что всколыхнули восхищённый зал,

Когда поэт восторженно сказал:

- Мне ль до неё? Она была в Париже!

 

 

ПРАГА

 

Под гордым, непреклонным чешским флагом

Встречает солнцем золотая Прага.

Впитав фасадов старых красоту,

Народ течёт по улочкам к мосту.

 

В потоке лиц и разных голосов

Над площадью несётся бой часов,

Где квотой дней для каждого из нас

Трубач и смерть отсчитывают час.

 

А на мосту в любое время дня

Богемно-любопытная возня,

Портреты пишутся и музыка звучит,

А под мостом водоворот журчит.

 

Здесь статуи несут свой вечный пост,

Ревниво охраняя Карлов мост,

Откуда путь уводит в Карлов град

И пилигриму нет пути назад!

 

Ступени вверх уводят, к небесам

Там тайны и величья полоса!

Чтобы увидеть Праги красоту

Я покорю в итоге высоту!

 

Из окон замков чешских королей

Открыт простор от улиц до полей

Здесь понимаешь, что лежит у ног

Весь мир земной, а выше – только Бог!

 

Спускаться проще – катишься, как ком…

Зайду в кафе, побалуюсь пивком,

С собой пяток бутылок прихвачу,

Своим мужчинам сувенир вручу.

 

О Прага золотая! Ты всегда

Красива, суетлива и горда!

В моей душе любовь соткала ты

Из узких улиц, солнцем залитых!

 

Поэту в тон, доверюсь я бумаге:

Мне ль до неё! Она бывала в Праге!

 

КРАКОВ

 

Над Краковом серая туча нависла,

Грозит разразиться дождём.

Покинув уютный автобус, идём

Мостом, над свинцовыми водами Вислы.

 

Вдали на холме в обрамленьи зелёном –

Надменного замка стена.

Здесь польскому трону во все времена

На верность присягу несли Ягелоны.

 

В гробницах, хранимых высокими сводами

За вязью надщербленных плит,

И гонор, и слава, и гордость лежит,

Победные лавры стяжавши походами.

 

Добрыми были они, иль жестокими –

Бог их давно рассудил…

Знаю, откуда мой род исходил:

Предки – Сигизмунда были потомками.

 

Дерево рода гербами увенчано,

Но дули ветра перемен,

Символы рода, сорвав со знамен…

Всё изменилось - и нравы, и женщины.

 

Брошу на Краков я взгляд непредвзятый –

Шляхта ушла в никуда…

Память о прошлом хранят города

Такие, как Краков, туманом объятый…

 

От роскоши прошлой остались приметы –

Фасады в гербах кое-где

И цокот неспешный копыт лошадей,

Что чопорно белые тянут кареты…

 

 

 

АУШВІЦ (ОСВЕНЦИМ)

 

Зелене поле за колючим дротом

Від обрію до обрію лежить,

Засіяне кістками, кров’ю, потом,

Сльозами зрошене, що досі нам болить.

 

Пекельний Аушвіц, збудований на горі -

Ряди бараків, печей і доріг,

Де димарями дихав крематорій,

Спаливши співвітчизників моїх.

 

Горіли люди в печах, мов колосся,

На порох душі плавились і плоть,

А поряд – склади щелеп і волосся,

Для абажурів – шкіри, для чоботь.

 

Зола – на добрива з слов’ян, циган, євреїв,

Кістки – на борошно мололи жорнова

І гинула від віспи, себореї

Піддослідна «формація нова».

 

І досі тут відчутно запах крові,

Солодкий присмак спалених людей,

Земля від плачу досі тут гуде

Скорботою по страченій любові…

 

ШЛАГБАУМ

 

Из дальних мест домой ведут дороги.

Вояж окончен. Подвожу итоги.

Пусть фраза не покажется помпезной:

Но евроинтеграция полена!

 

Подошвы истончали, но не дыры,

Везу стихи, сто фоток, сувениры,

Ещё за  рамками означенной программы

Я лишние спустила килограммы.

 

Вещей и обувь я не покупала,

У нас такого барахла не мало,

За шляпу заплатила бы я столько,

Как за турецкую недельную путёвку.

 

У нас цена на всё намного ниже,

Чем вместе взятых Праге и Париже.

Не устояла я перед  товаром -

Флакончиком духов от Фрагонара.

 

Расценки на продукты, между прочим,

От наших отличаются не очень

И наше качество, замечу я к тому же,

За европейское, поверьте, что не хуже!

 

Красивих женщин нет там и впомине!

Краса родится только в Украине!

Контраст велик, я это чётко вижу

На улицах Берлина и Парижа.

 

У наших – есть тела и есть фируры,

Косметика, духи и маникюры,

На ножки наших – посмотреть приятно,

Одеты и причёсаны апрятно.

 

На шейках – ожерелья и кулоны,

Глаз, как алмаз – то карий, то зелёный,

Искристый взгяд, приличные манеры,

К ним, безусловно, липнут кавалеры

 

Но цену девочки себе, конечно, знают

И западных соблазнов избегают,

Ну, разве что, слегка покрутят шашни,

Что б за их счёт  Париж увидеть с башни.

 

Всё. За окном дома несуться рысью,

Вокруг дворов – самшит и кипарисы,

Бассейны и зелёные полянки,

Мощёные дорожки и альтанки…

 

Шлагбаум поднят, здравствуй, Украина!

Мой дом родной, тебя я не покину!

Пусть за окном черне ют хат остовы,

Но среди них заметна пара новых!

 

Пусть нет газонов, а черне ют грядки

И у домов хозяйтво в беспорядке,

Ивняк не срезан и дороги в ямах,

Но мы в Европу движемся упрямо!

 

Там щем и покоя и работу,

Анам бы – президента – патріота,

А в Раду бы – умы, не толстосумы,

А там – одни кумы да тугодумы.

 

Европа хороша, друзья, но всё же,

Мне дым отечества милее и дороже!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Создан 15 фев 2013



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником